Право собственности (вещные права — в дальнейшем для краткости будет использоваться общий термин «собственность». — Прим. авт.) традиционно защищается с помощью специальных, так называемых вещных средств защиты. Современное законодательство Российской Федерации предусматривает следующие виды этих средств защиты: иск о признании права собственности (вещного права), виндикационный иск и негаторный иск.

К сожалению, можно констатировать факт того, что к началу XXI века теория признания права собственности осталась недостаточно разработана наукой гражданского права. Причина этого видится в исторически сложившемся акценте проблем собственности на владении и, соответственно, его защите, которая осуществляется виндикацией. Иные вещные средства — негаторный иск и признание права собственности — остались вне фокуса исследований.

Современная судебно-арбитражная практика убедительно демонстрирует факт практической востребованности признания права собственности. В 1994 году арбитражными судами Российской Федерации было рассмотрено всего 513 таких споров, а в 2003 году уже 6823, и положительная динамика сохраняется по сей день.

В связи с вышеизложенным хотелось бы рассмотреть особенности и правовые возможности этого способа защиты.

Правовая регламентация признания права собственности

В Гражданском кодексе РФ (Гражданский кодекс) признание права собственности как средство защиты закреплено в абзаце 2 статьи 12 — «Защита гражданских прав осуществляется путем: признания права…». Вместе с тем не следует расценивать это как новеллу современного законодательства. В нашей стране первое легальное установление этого способа защиты было осуществлено еще в 1889 г. в статье 1801 Устава Гражданского Судопроизводства Российской империи 1864 г. Статья указывает: «К спорам о праве гражданском относятся и иски о признании существования или несуществования юридического отношения, коль скоро истец, в данное время, имеет законный интерес в подтверждении сего отношения судом. Иски сего рода предъявляются, по общим правилам о подсудности, тому суду, ведению коего подлежали бы иски о нарушении означенного юридического отношения, а в случае невозможности определить подсудность по цене иска — Окружному Суду» . Следует отметить, что статья 1801 Устава Российской империи распространяла свое действие только на прибалтийские губернии. Тем не менее, несмотря на это ограничение, судебная практика XIX века, используя для теоретической и практической основы немецкие процессуальные и гражданские уставы (Баденский, Гессенский, Саксонский, Вюртембергский, Имперский), допускала применение исков о признании и в остальной части Российской империи.

В советский период признание права в качестве способа защиты было впервые закреплено в статье 6 Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик 1961 г (Закон СССР от 08.12.1961). Несмотря на факт столь позднего закрепления этого средства защиты, его применение допускалось судебной практикой и ранее этого момента. В частности, возможность предъявления собственниками (или государственными предприятиями, за которыми было закреплено имущество) исков о признании права собственности (права оперативного управления) была предусмотрена в пункте 1 Инструктивного письма Госарбитража при Совете министров СССР от 02.07.52 № И-1-48.

Глава 20 ГК РФ (Статья 301 ГК РФ) , посвященная собственно вещной защите, не содержит упоминания об этом способе защиты. Однако это не может служить основанием к умалению или ограничению допустимости защиты права собственности с помощью его признания6, так как нормы главы 20 не охватывают всех видов правонарушений, с которыми может столкнуться собственник. Следовательно, в случае нарушения права собственности иным способом, нежели указанным в статьях 301—304 ГК РФ (Статья 301 ГК РФ)(Статья 302 ГК РФ)(Статья 303 ГК РФ)(Статья 304 ГК РФ), собственник с полной обоснованностью может применять иные защитные средства, предусмотренные Гражданским кодексом для использования в сложившейся конфликтной ситуации.

В целом отсутствие особой регламентации признания права собственности непосредственно в главе 20 Кодекса следует отнести на счет определенной новизны этого средства (для тех условий, в которых происходила разработка Гражданского кодекса) и недостаточной теоретической разработанности этого средства защиты, что не позволило в должной мере провести его легальную фиксацию. Можно предположить, что законодатель поступил здесь по принципу «не навреди».

Среди способов защиты, указанных в статье 12 ГК РФ (Статья 12 ГК РФ) , признание права стоит на первом месте, признание права указано первым способом защиты также и в гражданских кодексах многих стран бывшего СССР и нынешнего СНГ, например: пункт 1 статьи 11 Гражданского кодекса Беларуси, пункт а) статьи 11 Гражданского кодекса Молдовы, пункт 1 статьи 14 Гражданского кодекса Армении, часть первая статьи 9 Гражданского кодекса Казахстана, пункт 1 статьи 11 Гражданского кодекса Кыргызстана, статья 12 Гражданского кодекса Таджикистана, пункт а) статьи 11 Гражданского кодекса Туркменистана, статья 11 Гражданского кодекса Узбекистана, пункт 1 части второй статьи 112 Закона об Общей части Гражданского кодекса Эстонии. Такое размещение признания права среди способов защиты является уже традиционным для нашего законодательства, и его постановка на это место в системе средств защиты не случайна (Статья 59 ЗК РФ). Объясняется это тем, что признание права органически и безусловно входит в практически любой иной способ защиты права, так как является его обязательной частью — предпосылкой применения самого средства защиты. (Признание права не является предпосылкой применения таких средств защиты, как: признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки, признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, самозащиты права. Признание права не входит в первые три указанных способа потому, что в этих средствах защиты спор идет о соблюдении процедуры совершения юридического акта либо о его содержании. Для применения самозащиты признание права не нужно, так как это способ защиты фактический, а не петиторный. — Прим. авт.). Чтобы защитить нарушенное или оспоренное право посредством присуждения к исполнению обязанности в натуре, прекращения или изменения правоотношения, а также многими иными способами, суд должен точно установить — существует или нет спорное право, защиты которого требует истец, и принадлежит ли оно именно ему (хотя подобное «промежуточное» признание права не является результатом применения одноименного средства защиты, несмотря на сходный результат). Только после установления этого обстоятельства суд может «двигаться» дальше, исследуя вопрос о наличии или отсутствии условий для удовлетворения заявленного средства защиты.

Под признанием права собственности понимаются не соединенные с требованием о возврате этой вещи из чужого незаконного владения или об устранении различных препятствий, не приведших собственника к лишению владения спорной вещью:

— внедоговорное требование собственника о судебной констатации наличия у него права собственности на спорную вещь;

— требование собственника о судебной констатации отсутствия у правонарушителя полагаемого за ним права собственности на спорную вещь.

Признание права бывает двух видов: положительное (позитивное) и отрицательное (негативное). При положительном признании собственник желает получить судебную декларацию наличия на своей стороне спорного права. При негативном признании цель субъекта права состоит в судебном подтверждении отсутствия у нарушителя права, которое по тем или иным причинам приписывается ему.

Исходя из того, что предметом положительного признания выступает существующее правоотношение, не стоит полагать, будто бы при отрицательном признании предметом является отсутствующее (то есть несуществующее) правоотношение. Независимо от вида признания права в его основе всегда находится спор о праве в отношении определенной вещи. Следовательно, при любом виде признания права фактическим объектом выступает конкретная физическая вещь (res individuae), а предметом — спорное правоотношение, по вопросу о существовании или отсутствии которого и возник конфликт.

Судебное признание права собственности как способа защиты

Признание права собственности осуществляется только в юрисдикционной форме — в судебном порядке. Необходимость именно этой формы обусловлена правовой природой этого средства защиты, так как суд является единственным компетентным и авторитетным органом, который может разрешить сложившийся между сторонами спор о наличии или отсутствии искомого права.

Положительный эффект от применения признания права собственности заключается в том, что суд вносит ясность во взаимоотношения сторон, уничтожает сомнения в правовом статусе субъектов правоотношения. Это средство защиты может предотвратить развитие негативных отношений между сторонами, не дать им перерасти в нарушение права. Признание права также положительно влияет и на гражданский оборот. Ситуация, когда содержание права либо само его наличие у субъекта права ставятся под сомнение, оспариваются кем-либо либо когда право прямо нарушается, является негативной как для субъекта, так и для всего общества. Спорная вещь в такой «проблемный» период из источника благ превращается в источник потенциальных конфликтов и тяжб.

Выше мы уже говорили, что правовая природа этого способа защиты права детерминирует необходимость реализации его в юрисдикционной форме судебным порядком. Для этих целей служат так называемые иски о признании. В науке XIX — нач. XX в. подобные иски часто назывались также «установительными», «преюдициальными», «исками о подтверждении», «исками о констатации». В современном российском законодательстве и в научной литературе, однако, эти термины приживаются с трудом.

Иски о признании права собственности могут рассматриваться: судами общей юрисдикции, мировыми (если цена иска не превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда — статья 23 ГПК РФ (Статья 23 ГПК РФ) ), арбитражными и третейскими (если стороны спора совершат соответствующее соглашение) судами.

Судебное признание может производиться в отношении любого абсолютного имущественного права, им может быть как право собственности, так и вещное право. В связи с этим необходимо отметить одну из новелл Арбитражного процессуального кодекса РФ 2002 года . Статья 103 Кодекса (Статья 103 АПК РФ) , устанавливающая правила определения цены иска, указывает, что исковые заявления о признании права могут заявляться с целью признания не только права собственности, но и права пользования, права владения и права распоряжения.

Выделение в качестве предмета признания отдельных собственнических полномочий (владение, пользование и распоряжение есть не что иное, как традиционная «триада» собственности) (Статья 209 ГК РФ) представляется не очень удачным решением законодателя. Ведь в законодательстве Российской Федерации не существует таких вещных прав, как вышеперечисленные. Эти правомочия существуют не сами по себе, а только как часть какого-либо вещного или обязательственного права, и называть их правом (субъективным правом) некорректно. Признать отдельные правомочия невозможно, не выяснив предварительно, на чем они основываются: на праве аренды или сервитута, поэтому, на взгляд автора, упоминание о возможности судебного признания данных «прав» в АПК РФ (Арбитражный процессуальный кодекс) нежелательно.

Иски о признании права собственности

Признание права строится на констатации наличия или отсутствия определенных юридических фактов (являющихся основанием возникновения соответствующего правоотношения), но мнение о том, что можно признать «факт наличия права», следует расценить как ошибочное, так как субъективное право является не фактической связью между сторонами, а правовой, и поэтому оно несводимо к простому юридическому факту.

Иск о признании права собственности или иных вещных прав можно предъявлять в отношении любой индивидуально-определенной вещи, имеющейся в натуре. Признаваться может право собственности как на объект движимого имущества, так и недвижимого. Вещами, которые могут выступать фактическими объектами этого иска, следует признать только res corporales (телесные вещи).

Необходимость в использовании иска о признании права собственности возникает в случае нарушения или оспаривания этого права. Под оспариванием права следует понимать выражение сомнения в существовании права, в его объеме. Следствием такого поведения спорщика становится неопределенность в объеме и содержании взаимных прав и обязательств. Под оспариванием права следует понимать также его оспаривание в судебном порядке.

Мы предлагаем применять следующие критерии для выяснения допустимости применения признания права собственности от его оспаривания:

1) возникший спор должен носить гражданско-правовой характер;

2) оспариватель права должен действовать в своем интересе;

3) наличие данного спора должно создавать собственнику помехи в беспрепятственной реализации его собственнических полномочий;

4) создаваемые помехи должны носить не фактический характер, а юридический (если помехи носят фактический характер, суть спора о

праве переносится уже из сферы идеальных явлений в сферу физического доступа к вещи, значит, применению подлежит негаторный иск — иск о воспрещении фактических действий).

Под нарушением права собственности понимаются конкретные действия нарушителя, в результате которых происходит негативное воздействие на полномочия собственника. Признание права собственности может применяться для защиты как от нарушений, приведших к лишению собственника владением спорной вещью, так и не приведших.

По нашему мнению, нарушение права, не приводящее к лишению собственника владения вещью, выражается в основном в том, что атрибутами собственника начинает обладать не он, а иное лицо. В таком случае собственник может требовать признания права собственности именно за собой, а не за нарушителем.

Иск о признании права собственности может быть заявлен несколькими субъектами. К их числу относятся собственник и обладатели вещных прав, чьи права оспариваются или нарушаются. В отношении обладателей вещных прав следует отметить две особенности. Первая — они могут предъявлять этот иск как против третьих лиц, так и против самого собственника, если его действия направлены на нарушение (оспаривание) вещного права. Вторая — субъекты вещных прав могут защищать свои права только в той части, которая принадлежит лично им и пострадала от нарушения или оспаривания. Защита остальной (большей) части права — это уже дело самого собственника13.

Схожие правила применяются и в отношении истца по негативному иску о признании права собственности. Им может являться управомоченный субъект, защищающий свой охраняемый законом интерес посредством признания несуществующим спорного права, которое приписывается правонарушителю. Считаем, что критерием наличия интереса у истца по негативному иску о признании, дающим право на соответствующий иск, должно являться наличие у него права, с которым вступает в конфликт право, полагаемое у нарушителя.

Ответчиком является лицо, оспаривающее либо нарушающее право собственника. Критерии этих действий уже рассматривались выше.

Говоря о защите права собственности с помощью иска о его признании, затронем вопрос о круге субъектов, на которые оно распространяется. Поскольку решение суда обладает общеобязательностью (обращенность ко всем субъектам права является следствием общеобязательности судебных актов: статья 6 Федерального конституционного закона от 31.12.96 № 1-ФКЗ (Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ).

«О судебной системе Российской Федерации»; пункт 11 статьи 75 и статья 79 Федерального конституционного закона от 21.07.94 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ); статья 16 АПК РФ (Статья 16 АПК РФ) ; статья 13 ГПК РФ (Статья 13 ГПК РФ); пункт 3 статьи 1 Федерального закона от 17.12.98 № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» (Федеральный закон от 17.12.1998 N 188-ФЗ) и не вступает в противоречие с положением, указанным в подпункте 4 части четвертой статьи 270 АПК РФ (Статья 270 АПК РФ) и подпункте 4 части второй статьи 364 ГПК РФ (Статья 364 ГПК РФ)), все лица и организации, независимо от того, принимали ли они участие в судебном процессе или нет, обязаны признавать право собственника, подтвержденное судом.

Тем не менее следует помнить, что при защите права посредством его признания речь идет только о констатации наличия (отсутствия) права и с помощью этого средства защиты нельзя присудить нарушителя к совершению каких-либо действий.

Основанием иска о признании права собственности являются факты, свидетельствующие о наличии: спора о праве гражданском между истцом и ответчиком; права собственности у истца в отношении спорной вещи, а также факты, свидетельствующие об отсутствии у ответчика оспариваемого истцом права на спорную вещь (в негативном иске).

К условиям заявления иска о признании права собственности следует отнести следующие:

а) наличие спорного фактического объекта (вещи), в отношении которого собственник просит признать наличие права на своей стороне либо его отсутствие на стороне ответчика;

б) наличие спора о праве гражданском;

в) отсутствие обязательственно-правовых отношений по поводу спор ной вещи между сторонами спора.

Исходя из правовой природы исков о признании права собственности владение спорной вещью на стороне собственника (истца) не имеет значения для их разрешения. Это правило применимо при ситуации, когда невладеющий истец одновременно с требованием о признании своего права на отсутствующую у него вещь не заявляет требование о ее истребовании, иначе налицо будет соединение двух требований — о признании права собственности и виндикации.

Однако может ли собственник, лишенный владения, применить для своей защиты не традиционные виндикацию или реституцию (Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 N 6-П), а иск о признании права собственности? В отношении владельцев недобросовестных использование этого иска не может вызывать возражений, так как их владение в силу незаконности его приобретения априори лишено уважения у гражданского права. Но применим ли этот подход к владельцам добросовестным?

На законодательном уровне была предпринята попытка решить конфликт интересов добросовестного приобретателя и собственника, лишенного владения путем внесения изменений в часть вторую статьи 233 Гражданского кодекса (Статья 233 ГК РФ) (Федеральный закон от 30.12.04 № 217-ФЗ «О внесении изменений в статью 223 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (Федеральный закон от 30.12.2004 N 217-ФЗ)), в соответствии с которыми добросовестный приобретатель недвижимого имущества получает полноценное право собственности по сделке неуправомоченного отчуждения с момента его (права) регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРПН). Но проблема была решена только в отношении недвижимого имущества.

С точки зрения законодательства, а также своей правовой природы иск о признании права собственности не имеет ограничений, подобных винди-кационному или негаторному искам. На это уже совершенно обоснованно указывалось в судебной практике, например: «Постановление Президиума ВАС РФ от 25.09.01 № 34411/01 «При рассмотрении иска о признании права собственности данная статья (статья 302 ГК РФ (Статья 301 ГК РФ) . — Прим. авт.) не подлежит применению». Удовлетворение иска о признании собственности зависит исключительно от принадлежности спорного права, поэтому ответчик по данному иску не может защищаться своей доброй совестью.

Представляется, что при решении указанной проблемы следует исходить из приоритета интересов добросовестного приобретателя (владельца) вещи. Поэтому по искам о признании права собственности необходима оценка возражений ответчиков-владельцев, ссылающихся на их добрую совесть. Признание судом наличия последней у ответчика будет служить основанием для отказа в удовлетворении притязания собственника.

При подаче иска о признании права собственности необходима оплата государственной пошлины. В этом отношении новый АПК РФ содержит необычную новеллу. Дело в том, что ГПК РФ (пункт 9 части первой статьи 91 (Статья 91 ГПК РФ) ), равно как и процессуальные кодексы многих стран СНГ: статья 112.1.9 ГПК Азербайджана; пункт 9 статьи 120 ГПК Беларуси; пункт и) статьи 41 ГПК Грузии (причем в статье 41 специально отмечено, что это притязание относится к числу имущественных); пункт 9 статьи 102 ГПК Казахстана; пункт 9 статьи 82 ГПК Киргизии; пункт i) части первой статьи 87 ГПК Молдовы; пункт 9 статьи 108 ГПК Узбекистана; пункт 9 статьи 65 ГПК Украины; пункт 9 статьи 46 ГПК Эстонии, указывает, что иски о признании права собственности должны облагаться пошлиной, исходя из стоимости спорной вещи. Однако в российском арбитражном судопроизводстве пошлину по таким искам в соответствии с подпунктом 4 пункта 1 статьи 333.21 (Статья 333.21 НК РФ) главы 25.3 «Государственная пошлина» Налогового кодекса Российской Федерации, а также с частью второй статьи 103 АПК РФ (Статья 103 АПК РФ) надлежит взимать как по требованиям неимущественного характера.

Указанное противоречие в законодательстве, однако, не означает, что отнесение того или иного иска к имущественным или неимущественным в части уплаты государственной пошлины меняет характер самого иска. Порядок взимания пошлины не может считаться критерием для оценки того или иного иска. Иск о признании права собственности является вещным иском, а любой вещный иск, как известно, по своей природе может быть только имущественным.

Поэтому de lege ferenda предлагаем: исключить часть вторую статьи 103 АПК РФ (вносить изменения в данную часть статьи 103 АПК РФ не кажется нам верным решением, так как нормативный материал, содержащийся в ней как по объему, так и по содержанию, не обладает критической важностью для законодательства), рассматривать требование о признании права собственности в арбитражном судопроизводстве как имущественное и использовать для подсчета ставки государственной пошлины следующую схему: по тем притязаниям о признании права собственности, где можно точно подсчитать цену спорной вещи (то есть цену иска), необходимо взимать государственную пошлину как с имущественных требований. В отношении тех притязаний, где такой подсчет невозможен, необходимо установить определенную фиксированную ставку пошлины.

Правовая природа иска о признании права собственности

Выше уже указывалось, что правовая природа исков о признании права собственности носит правоконстатирующий характер. Суд, производя признание права, всего лишь подтверждает существование или отсутствие искомого юридического отношения между сторонами спора о праве гражданском.

В этом отношении следует особо отметить ряд случаев применения исследуемого средства защиты, установленных в ГК РФ. К этим случаям мы относим: признание права собственности на самовольную постройку (часть третья статьи 222 Кодекса (Статья 222 ГК РФ) ), признание права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимость (часть третья статьи 225 Кодекса (Статья 225 ГК РФ) ), судебное установление сервитута (часть третья статьи 274 (Статья 274 ГК РФ) Кодекса). Законодатель, описывая эти основания возникновения права собственности, упоминает обращение в суд с требованием о признании права собственности.

По нашему мнению, несмотря на то, что в отношении приобретения права собственности на самовольную постройку и бесхозяйную недвижимость нормативно употребляется понятие «судебное признание права собственности», признанием права оно не является. Также не является признанием права и судебное установление сервитута. Указанные три основания возникновения права собственности носят комплексный характер, то есть включают в себя как определенные факты, относящиеся к искомой вещи (например, факт ее создания при наличии определенных условий — для самовольной постройки), так и факт вынесения судом решения об удовлетворении заявления истца.

Судебное решение, выносимое по этим обращениям, носит не констатирующий характер, а конститутивный (создающий). Иск о признании права собственности, основываемый на части третьей статьи 222 ГК РФ, заявление муниципалитета о признании муниципального права собственности на бесхозяйную недвижимость в порядке части третьей статьи 225 Кодекса и иск сервитуария об установлении сервитута в рамках части третьей статьи 274 Кодекса базируются не на применении такого средства защиты, как «признание права», а на применении иного средства защиты, статьей 12 Гражданского кодекса (Статья 12 ГК РФ) не предусмотренного, но законодательством допускаемого. Статья 12 ГК РФ, как известно, содержит примерный перечень средств защиты и в то же время указывает на существование иных средств, регламентированных законом, но не отмеченных в статье 12. Описываемое средство защиты прямо предусмотрено (хотя при этом, на наш взгляд, неверно указана его правовая природа) пунктом 3 части первой статьи 8, частью третьей статьи 222 и частью третьей статьи 225 Кодекса, значит, оно законно.

Следовательно, в статьях 222, 225, 274 ГК РФ законодатель закрепил средство защиты, которое по своей правовой природе не является признанием права собственности и не может отождествляться с ним.

Исследуя правовую природу иска о признании права собственности, необходимо рассмотреть вопрос о временном периоде на защиту своего права этим притязанием. Применима ли к искам о подтверждении права собственности исковая давность?

Прежде всего необходимо отметить, что задача судебной защиты по искам о признании права состоит только в том, чтобы суд подтвердил наличие или отсутствие права. Именно поэтому наши рассуждения неприменимы к иному вещному иску — виндикационному (к негаторному они неприменимы в силу абзаца 5 статьи 208 ГК РФ (Статья 208 ГК РФ) ). Связано это с тем, что при виндикации суд не только признает наличие права собственности у истца (косвенным образом), но и признает наличие у ответчика обязанности по возврату незаконно удерживаемой вещи. Притязание на принуждение к исполнению именно этой обязанности закон и позволяет задавнить по виндикационному иску. Именно констатация на стороне истца этих двух оснований и приводит к удовлетворению виндикации. Для удовлетворения иска о признании права собственности достаточно установления только наличия права у истца (отсутствия его у ответчика — по отрицательному иску о признании права собственности).

Также следует принять во внимание тот факт, что само субъективное право собственности по своей природе бессрочно, первоначально возникнув, оно будет существовать бесконечно (при отсутствии обстоятельств, предусмотренных главой 15 ГК РФ). Это право никак не может прекратиться бездействием собственника, выражающимся в отсутствии его реакции на совершенное правонарушение. Задавнить это регулятивное право нельзя в принципе, так как в соответствии с правовой природой исковой давности задавнить возможно только исковое притязание, вытекающее из нарушения соответствующего права. (В науке уже отмечалось, что французская судебная практика и японское гражданское законодательство (пункт 2 статьи 167 Гражданского кодекса Японии) стоят на позициях абсолютности права собственности, в результате чего исковая давность в принципе не распространяется на вещные притязания. — Прим. авт.).

Следовательно, мы полагаем, что защищаться против притязания собственника о признании его права собственности нарушитель права (ответчик) может не путем возражения о пропуске исковой давности, а только путем противопоставления своего права тому праву, которое заявляется истцом. Также следует учесть наше предложение о возможности защиты ответчиком своей доброй совестью.

Рассматриваемый иск о признании права собственности может быть заявлен как при нарушении права, так и при его оспаривании. Если основанием для его предъявления послужило оспаривание права, то такой иск также не подлежит действию исковой давности, так как помимо вышеуказанной причины в силу статьи 195 ГК РФ (Статья 195 ГК РФ) исковая давность распространяется только на притязания в защиту нарушенных прав, а не оспоренных. Заметим, что для целей применения главы 12 (Исковая давность) ГК РФ категории «нарушение права» и «оспаривание права» — не тождественны. Доказательством этому является то, что защита (в том числе и судебная) в силу статьи 11 (Статья 11 ГК РФ) Кодекса дается не только нарушенным правам, но и оспоренным.

И наконец, отрицательный иск о признании права собственности также нельзя задавнить, ведь пропуск собственником исковой давности (то есть истечение определенного времени) не может создать право на стороне нарушителя.

Все вышесказанное позволяет прийти к выводу о том, что применение исковой давности по искам о признании права собственности противоречит не только природе данного иска, но и защищаемого права.

Относительно резолютивной части решений по искам о признании права собственности необходимо отметить два момента.

Во1первых, в резолютивной части, на наш взгляд, суд должен точно указать, какое право признано принадлежащим истцу (или не принадлежащим ответчику) и в отношении какого фактического объекта. Полагаем, что указание на принадлежность права собственнику должно в обязательном порядке сопровождаться упоминанием (как в резолютивной, так и мотивировочной частях решения) основания возникновения права; для негативного иска необходимо указывать основание возникновения права, которое ошибочно приписывалось ответчику, и отмечать его пороки (в мотивировочной части).

Это предложение делается нами исходя из того, что в реальности право собственности не образовывается само по себе, оно возникает в каждом индивидуальном случае как результат наличия на стороне субъекта права определенного состава приобретения права собственности, предусмотренного законом. В основу судебного признания наличия у истца спорного права (или отсутствия его у ответчика) суд должен положить показания собственника, с помощью которых последний безусловно доказал основание возникновения собственности на спорную вещь. Характерно, что статья 81 (Доказывание права собственности) Закона о вещном праве Эстонии содержит единственный критерий доказывания права в спорах о принадлежности собственности: «Для признания права собственности достаточно, если собственник докажет, что его собственность возникла на правовом основании».

Поэтому предлагаем, чтобы по делам о признании права собственности судебная практика шла по пути указания основания возникновения права собственности в резолютивной части.

Во-вторых, указывая в резолютивной части свой вердикт, суду необходимо также отметить правовые последствия, вытекающие из этого решения, например результатом успешного оспаривания права собственности на недвижимое имущество может быть решение суда о несоответствии фактическим отношениям сторон проведенной государственной регистрации права собственности за ответчиком и о необходимости регистрации права за истцом. Регистрация будет производиться в порядке статей 17, 28 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (Федеральный закон от 21.07.1997 N 122-ФЗ).

Отличие исков о признании права собственности от иных сходных исков

Выше мы уже указывали, что при отсутствии спора о праве иск о признании права собственности неприменим, необходимо использовать особое производство. Несмотря на принципиальное различие, существующее между этими двумя правовыми институтами, некоторые категории дел особого производства выглядят весьма схожими по результату своего применения с иском о признании права собственности. К их числу следует отнести такие категории, как:

• «установление юридического факта владения и пользования юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем недвижимым имуществом как своим собственным» (пункт 1 части второй статьи 218 АПК РФ (Статья 218 АПК РФ) );

• «установление факта владения и пользования недвижимым имуществом» (пункт 6 части второй статьи 264 ГПК РФ (Статья 264 ГПК РФ) ).

Однако в этих случаях суд не совершает правовой оценки владения и пользования вещью заявителем, а всего лишь фиксирует факт, значит, решение суда, выносимое по этим категориям дел, не тождественно признанию судом за заявителями права собственности (вещного права) на искомую вещь. Установление этих фактов также не подразумевает признание наличия давностного владения — узукапии (статья 234 ГК РФ (Статья 234 ГК РФ) ) на стороне заявителя. Как известно, в результате узукапии может возникнуть право собственности, в том числе и на недвижимое имущество, однако для этого необходимо установить значительно большее количество юридических фактов (владение на стороне заявителя, срок владения, добросовестность, открытость, непрерывность владения), нежели просто владение и пользование вещью, даже и «как своей».

Сложнее охарактеризовать категорию, предусмотренную пунктом 6 части первой статьи 262 ГПК РФ (Статья 262 ГПК РФ) , — «признание движимой вещи бесхозяйной и признание права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь». Так как признание права на бесхозяйную недвижимость уже исследовалось, то рассмотрим ситуацию только в отношении признания движимости бесхозяйной.

Исходя из того, что судебное решение по такому заявлению содержит не только констатацию искомой вещи бесхозяйной, но и присуждение вещи в собственность заявителя: «суд, признав, что собственник отказался от права собственности на движимую вещь, принимает решение о признании движимой вещи бесхозяйной и передаче ее в собственность лица, вступившего во владение ею (выделено авт. —А. Л.)» (Статья 293 ГПК РФ), мы делаем вывод о том, что суд производит правовую оценку юридического состава, имеющегося на стороне заявителя, то есть производит признание права собственности заявителя (примечательно, что ГПК РСФСР 1964 года в статье 267, регламентируя порядок признания вещи бесхозяйной, тоже предписывал судам присуждать бесхозяйную вещь заявителю).

Иск о признании права собственности необходимо отличать от иных, схожих с ним притязаний. К их числу следует отнести иск о судебной регистрации сделки при уклонении от этого одной из сторон (часть третья статьи 165 (Статья 165 ГК РФ) и часть третья статьи 551 ГК РФ (Статья 551 ГК РФ) ). Цель этого иска — не признание права собственности, а получение судебного решения, которое позволит зарегистрировать сделку истцу в одностороннем порядке

(по общему правилу, для регистрации сделок или регистрации прав необходимо присутствие обеих сторон (часть первая статьи 16 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»)), без участия уклоняющейся стороны. По этим причинам мы не можем согласиться с мнением О. А. Минеева о том, что данный иск (который, кстати, даже не является вещным) является иском о признании права собственности.

Иск о переводе прав и обязанностей покупателя на истца при нарушении правила преимущественной покупки в отношениях общей собственности (часть третья статьи 250 ГК РФ (Статья 250 ГК РФ) ) также не направлен на признание права собственности истца, ведь его цель заключается только в том, чтобы занять место покупателя, право на отчужденную долю истцу пока не принадлежит.

Необходимо также указать притязания, которые на практике ошибочно полагаются исками о признании права собственности и рассматриваются по его правилам. Применяя критерий характера конфликта, для разрешения которого заявляется тот или как бы иной иск о признании права собственности, можно выделить следующие ситуации:

1) ситуации, где приобретение вещи произошло при отсутствии необходимого юридического факта (например, государственной регистрации перехода (возникновения) права собственности).

Заявляя в таких случаях иск о признании права собственности, истец рассчитывает, что судебное решение заменит отсутствующий факт. Впрочем, иногда истцы искренне считают себя собственниками. Подобные иски не должны удовлетворяться, так как на стороне истца нет полного состава приобретения права собственности. Впрочем, в арбитражной практике в последнее время можно найти и иной подход к разрешению этой ситуации. В нем судебное решение используется как раз для защиты интересов приобретателя такого имущества26.

2) ситуации нарушения договора в отношении вещи.

Если нарушение произошло до перехода (возникновения) права собственности, то искомое право у истца не возникает и вещный иск ему не доступен. Если же после перехода (возникновения) права было нарушено какое-либо сопутствующее обязательство, то в силу правила «личный иск вытесняет вещный» необходимо применять договорной иск;

3) ситуации, где стороной в споре выступает государственный (муниципальный) орган власти.

Часто отказ Федеральной регистрационной службы по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним в регистрации возникновения права собственности расценивается заявителем как оспаривание его права собственности с последующим обращением в суд с иском о его признании. С таким подходом согласиться нельзя, ведь право собственности на недвижимость возникает с момента государственной регистрации, значит, до этого момента у такого субъекта нет права на вещный иск.

Более того, отношения по регистрации прав на недвижимость лежат в административно-публичной сфере. Субъекты отношений по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним — заявитель и регистратор — находятся в неравном положении. Следовательно, ориентируясь на норму, установленную в части первой статьи 1 ГК РФ (Статья 1 ГК РФ) , мы должны признать, что эти отношения лежат в сфере административной, а не частной.

Следовательно, для разрешения подобных споров нужно применять средства административной защиты;

4) ситуации, где имеется порочное основание приобретения имущества, при котором истец полагает себя собственником.

Многие владельцы земельных участков, не имеющие всех атрибутов узукапии, ошибочно полагают себя собственниками в силу давностного владения. Желая закрепить свое «право», они пытаются признать право собственности на «свой» участок. Такие иски не подлежат удовлетворению, ибо земля имеет особый правовой режим, и в силу части второй статьи 214 ГК РФ (Статья 214 ГК РФ) («Земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью») она не может быть res nullius (бесхозяйной), следовательно, узукапии на стороне указанных субъектов нет.

Соотношение прав защиты собственности

Указывая сферу применения иска о признании права собственности в гражданском праве Российской Федерации, можно выделить следующие ситуации:

1) защита от оспаривания права собственности;

2) разрешение споров между участниками общей долевой собственности об определении (признании) размера доли;

3) оспаривание права собственности (когда оно ошибочно полагается принадлежащим иному субъекту);

4) устранение неясности права истца в процессуальных отношениях (в случае спорности титула истца по виндикационному или негаторному иску или при оспаривании ответчиком титула истца встречным иском, так как правовая природа исков по смыслу статей 301 (Статья 301 ГК РФ) , 304 (Статья 304 ГК РФ) ГК РФ не позволяет признавать наличие права этими средствами защиты);

5) защита при необоснованном включении в опись и наложении ареста на имущество собственника. Мы полагаем, что иск о снятии ареста с имущества (освобождении его от описи) является иском о признании права собственности (в случае когда собственник помимо снятия ареста истребует незаконно находящиеся у должника описанные вещи, этот иск состоит из двух самостоятельных притязаний: о признании права собственности и о виндицировании спорных вещей). В пользу этого говорит характер правонарушения, от которого происходит защита этим иском. Считаем, что опись имущества и наложение на него ареста являются не нарушением, а его следствием. Нарушением права собственника являются вывод судебного пристава-исполнителя о том, что спорное имущество, включенное им в опись, принадлежит именно должнику, а не собственнику. В результате этого возникает презумпция принадлежности спорного имущества должнику, то есть атрибутами собственника начинает обладать иное лицо.Наш вывод подтверждают также процессуальные особенности рассмотрения данного притязания. Состав участников по делам этой категории характерен именно для исков о признании;

6) негативный иск о признании права собственности применяется в жилищных спорах: признание лица, полагаемого титульным владельцем, не приобретшим права пользования жилым помещением, и признание лица, полагаемого титульным владельцем, утратившим право пользования жилым помещением.

Определяя соотношение вещных средств защиты, можно предложить следующие критерии их различения:

1) владение — при его отсутствии собственник может заявить виндикационный иск и признание права собственности, а при его наличии — иск о признании права собственности и негаторный иск;

2) характер нарушения — при лишении собственника владения применяется виндикация, при лишении его возможности нормального пользования своей вещью — негаторный иск, при неопределенности правового положения собственника и вещи — признание права собственности;

3) цель собственника — для устранения фактического нарушения владения вещью применяется виндикация, для устранения фактических нарушений пользования и владения вещью — негаторный иск, для бесспорной констатации своего права на вещь — признание права собственности.

А. В. Люшня, юрисконсульт ООО «Консалтинговая фирма «Вайсберг и К°», кандидат юридических наук, г. Омск

Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.


Источник: http://ppt.ru/news/42858



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Похожие новости


Организация свадьбы самостоятельно с чего начать план
Стих о интернет подруге
С международным днем секретаря когда
Привітання дівчатам з днем народження
Кинель праздники
Стих о школьном учителе
Этапы конкурса красоты конкурс


Признание права собствен
Признание права собствен


Признание права собственности на недвижимое имущество
Признание права собственности через суд: процесс и этапы



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ